papyrus_net


πάπυρος

где-то далеко идут грибные дожди...


Previous Entry Поделиться Next Entry
Дело мужика Евстигнеева
papyrus_net
При императоре Николае I политический сыск в России был оформлен законодательно, и специальным указом образовано в 1826 году III Отделение, вошедшее в состав Собственной Канцелярии Его Императорского Величества. Созданная структура была прообразом спецслужб, занимающихся государственной безопасностью Российской империи.

Третье отделение осуществляло управление огромной армией филеров и доносчиков и отправляло императору «всеподданнейшие» доклады, касающиеся политического и экономического положения различных губерний, крестьянских волнений и различных происшествий с политическим уклоном. Но желание выслужиться и получить очередной чин, а также отсутствие ярких политических событий в столице порой приводили к довольно странным, а то и казусным сообщениям.

Однажды в Третье отделение поступил донос, что в один из кабаков на Невском проспекте ввалился пьяный мужик по фамилии Евстигнеев и не снял с головы шапки. Кабатчик немедленно приказал мужику:

– Шапку сними, собака! Или не видишь, индюк, что в помещении портрет государя-императора висит?

img_item

Евстигнеев пьяно икнул и ответил:

– До твоего императора мне дела нет! И плевать я на него хотел!

Мужику за такие слова изрядно намяли бока, сдали его в полицию и завели дело, а донос был включен в докладную царю.

Император Николай Павлович, читая «всеподданнейшие отчеты», вникал в каждую деталь, дабы принимать только справедливые решения. Но наткнувшись на сообщение о нахальном Евстигнееве, он долго смеялся, а затем спросил начальника Третьего отделения:

– Не стыдно тебе, Александр Христофорович, такую чушь мне подавать?

– Так ведь, ваше императорское величество, случай такой… – развел руками граф Бенкендорф. – Ведь неуважение к самому государю. Как можно было такое простить или не заметить? Вот и в полиции дело завели…

– Да ты хоть понимаешь, что здесь не неуважение к царю, а насмешка надо мной получилась? Ну хорошо! Садись и пиши!

Император прошелся по кабинету, ухмыльнулся и начал диктовать:

– Пункт первый. Дело немедленно прекратить. Мужика Евстигнеева отпустить. И более меня подобной ерундой не беспокоить! Это не пиши… Пункт второй. Царских портретов в кабаках и прочих питейных заведениях более не вешать, а имеющиеся убрать. Пункт третий. Мужику Евстигнееву обязательно передать от меня…

Тут Бенкендорф осторожно кашлянул, но Николай Павлович махнул ему:

– Пиши, пиши! И чтоб непременно передали! Так вот, Евстигнееву от меня передать, что, в отличие от него, императору российскому дело есть до всех и каждого. Но на Евстигнеева и мне наплевать – так сказать, ответно…

Источник people.su

?

Log in